Заведующий лабораторией

О.М.Панасенко-зав лаб

Панасенко Олег Михайлович в 1978 г. окончил кафедру химической кинетики химического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. В 1981г. – аспирантуру этой же кафедры. В этом же году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата химических наук по специальности «химическая кинетика и катализ»: «Модификация эритроцитарной мембраны пестицидами» (Руководитель – академик АН СССР Эмануэль Н.М.). В 1998 г. – диссертацию на соискание ученой степени доктора биологических наук по специальностям «биофизика» и «биохимия»: «Гипохлорит и окислительная модификация липопротеинов крови человека». Обладатель международной стипендии Гумбольдского фонда (Бонн, Германия, 1993 г.). Лауреат премии Правительства России в области науки и техники 1996 г.

Панасенко О.М. с 1985 г. работает в НИИ физико-химической медицины (в 2015 г. реорганизованного в ФГБУ ФНКЦ физико-химической медицины ФМБА России). В 1992 г. ему присвоено ученое звание старший научный сотрудник по специальности «биофизика», а в 2006 г. – профессор по специальности «биохимия». С 1999 г. руководит лабораторией физико-химических методов исследования и анализа, а с 2015 г. – отделом биофизики ФГБУ ФНКЦ ФХМ ФМБА России. За это время неоднократно проходил стажировку за рубежом: 1993-1995; 1997-1998; 2000; 2002 г.г. – Institute of Medical Physics and Biophysics, University of Leipzig (Германия); 1996-1997 г.г. – Institute of Physiological Chemistry 1, University of Duesseldorf (Германия).

Панасенко О.М. – автор более 160 научных статей в отечественных и зарубежных изданиях и 12 патентов и изобретений. Под его руководством подготовлено 6 кандидатов и 1 доктор наук. Он является экспертом РАН, членом ученого совета ФГБУ ФНКЦ ФХМ ФМБА России, а также диссертационных советов Д 208.057.01 при ФГБУ ФНКЦ ФХМ ФМБА России и Д 208.072.14 при Российском национальном исследовательском медицинском университете им. Н.И. Пирогова.

Область научных интересов

Проблема:
Выяснение механизмов повреждения компонентов крови и сосудистой стенки активированными фагоцитами в условиях окислительного/галогенирующего стресса и воспаления

Направления исследований:

  • Механизмы развития окислительного/галогенирующего стресса.
  • Регуляция активности важнейшего фермента лейкоцитов – миелопероксидазы с целью выявления механизмов направленного синтеза гипогалоидных кислот в очагах воспаления и уменьшения их повреждающего действия в здоровых тканях.
  • Роль миелопероксидазы в модификации липопротеинов крови и развитии атеросклероза.
  • Галогенированные липиды, белки и липопротеины – модуляторы клеточной активности и воспаления.
  • Модуляция функций клеток крови при связывании миелопероксидазы с их плазматической мембраной в условиях развития окислительного/галогенирующего стресса и воспаления.

Основные достижения

Регуляция активности миелопнроксидазы с целью выявления механизмов направленного синтеза гипогалоидных кислот в очагах воспаления и уменьшения их повреждающего действия в здоровых тканях
Миелопероксидаза (МПО) – гемсодержащий фермент, который секретируется активированными нейтрофилами и моноцитами во внеклеточное пространство в очагах воспаления. Основной функцией МПО является продукция сильных окислителей – гипогалоидных кислот (HOCl, HOBr). С одной стороны, благодаря этой ферментативной активности, МПО осуществляет антимикробную функцию, защищая организм от патогенов, с другой – участвует в целом ряде событий, вовлеченных в повреждение собственных тканей организма. Изучены факторы, которые in vivo могут оказывать влияние на галогенирующую активность миелопероксидазы. Показано, что понижение рН среды, а также присутствие небольших количеств пероксидазных субстратов фенольной природы могут увеличивать продукцию HOCl миелопероксидазой.

Установлено, что белок острой фазы воспаления – церулоплазмин (ЦП), связываясь с МПО, ингибирует ее активность. Это было доказано тремя независимыми методами: хемилюминесценцией, определением хлорирующей активности МПО с помощью таурина, а также измерением ее пероксидазной активности. Установлено, что ЦП тем эффективнее ингибирует пероксидазную активность МПО, чем бо’льшие молекулярные размеры имеет субстрат. Таким образом, ингибирующий эффект ЦП на уровне комплекса МПО-ЦП связан со стерическими препятствиями для связывания субстратов миелопероксидазы, возникающими за счет белок-белковых взаимодействий.

Роль миелопероксидазы в модификации липопротеинов крови и развитии атеросклероза
Липопротеины низкой плотности (ЛНП) крови человека, модифицированные в присутствии HOCl, вызывали накопление холестерина в клетках сосудистой стенки, способствуя развитию атеросклероза. HOCl образуется в цикле галогенирования фермента миелопероксидазы (МПО). В работе методом аффинной хроматографии на МПО-Сефарозе было показано, что МПО связывается с поверхностью ЛНП. Это связывание разобщается при ионной силе раствора выше 0,3 М NaCl или рН ниже 3,6, что свидетельствует в пользу ионной природы взаимодействия МПО с ЛНП. Использование спиновых зондов липидной природы, показало, что взаимодействие с МПО не оказывает существенного влияния на липидные компоненты ЛНП, свидетельствуя об отсутствии их участия в образовании контактов между МПО и ЛНП. В то же время, антитела против апоВ-100 полностью разобщали связыванием МПО с поверхностью ЛНП. Среди анионных синтетических пептидов, имитирующих фрагменты апоВ-100 (1EEEMLEN7, 53VELEVPQ59 и 445EQIQDDCTGDED456), МПО из комплекса с ЛНП вытеснил только последний пептид. Таким образом, вероятным сайтом взаимодействия МПО с ЛНП является участок апоВ-100 – 445-456.

Было исследовано влияние пептида 445EQIQDDCTGDED456 (Р445-456), а также ингибиторов и модуляторов галогенирующей активности MПO: церулоплазмина (ЦП), гидразида 4-аминобензойной кислоты (ABAH) и тиоцианата (SCN-), на аккумуляцию моноцитами/макрофагами холестерина и его эфиров после инкубации с ЛНП, подвергнутыми различным вариантам MПO-зависимой окислительной/галогенирующей модификации. На основании полученных данных можно предложить обобщенную схему участия MПO, продуцируемых ею активных форм галогенов, а также разобщителя ее связывания с ЛНП (P445-456) и ингибиторов/модуляторов галогенирующей активности (ABAH, ЦП, SCN-) в проатерогенной модификации ЛНП и формировании пенистых клеток (см. рис. ниже).

Связывание MПO с ЛНП приводит к их сайт-специфической модификации, заключающейся в повреждении главным образом белка, а также галогенирования/пероксидации липидов под действием HOCl и HOBr, образующихся в ходе функционирования галогенирующего цикла MПO. Модифицированные ЛНП являются стимулом для лейкоцитов, провоцируя респираторный взрыв и экзоцитоз МПО нейтрофилами и моноцитами (на рис. указано в случае моноцитов). Секретируемая MПO связывается с ЛНП, и, используя в качестве субстрата продуцируемый лейкоцитами Н2О2, усиливает их повреждение, замыкая тем самым «порочный круг» образования модифицированных ЛНП. Модифицированные ЛНП в комплексе с MПO захватываются моноцитами/макрофагами, приводя к накоплению в них холестерина и трансформации их в пенистые клетки. Ингибиторы/модуляторы галогенирующей активности MПO (ЦП, ABAH и SCN-), равно как и разобщитель комплекса ЛНП-MПO (P445-456) препятствуют окислительной/галогенирующей модификации ЛНП, что, с одной стороны, уменьшает их захват клетками и снижает аккумуляцию внутриклеточного холестерина и его эфиров, с другой, размыкает «порочный круг» активации моноцитов (нейтрофилов) и образования модифицированных ЛНП. Данную гипотезу подтверждает факт обнаружения нами комплексов апоВ-100-содержащих липопротеинов с МПО у больных атеросклерозом, уровень МПО в плазме которых превышал 800 нг/мл.

Галогенированные липиды, белки и липопротеины – модуляторы клеточной активности и воспаления
Галогенированные липиды, образующиеся в реакциях, катализируемых миелопероксидазой (МПО), могут выполнять роль регуляторов функциональной активности клеток. Мы исследовали влияние хлор- и бромгидринов, полученных в реакциях соответственно HOCl и HOBr с 1-пальмитоил-2-олеоил-sn-глицеро-3-фосфохолином (РОРС), на три различных функциональных ответа нейтрофилов человека: продукцию Н2О2, дегрануляцию (экзоцитоз МПО) и агрегацию. Показано, что хлор- и бромгидрины РОРС вызывали прайминг нейтрофилов, что проявлялось в заметном усилении ответов клеток на действие таких стимуляторов нейтрофилов, как N-формил-Met-Leu-Phe и лектин Solanum tuberosum. Результаты работы позволяют говорить о галогенированных липидах, образующихся in vivo в МПО-зависимых реакциях, как о новом классе биологически активных веществ, потенциально способных оказывать праймирующее действие на клетки миелоидного происхождения в очагах воспаления, а значит, являющихся важными модуляторами воспалительного ответа.

Секреторная фосфолипаза А2 группы IIA (секФлА2-IIA) является активным участником воспаления. Фермент разрушает клеточные стенки бактерий и индуцирует образование биоактивных липидных медиаторов. Галогенированные фосфолипиды (хлор- и бромгидрины) образуются совместно с окисленными фосфолипидами в результате взаимодействия HOCl и HOBr с ненасыщенными связями ацильных цепей. В настоящей работе изучалось влияние хлор- и бромгидринов 1-пальмитоил-2-олеоил-sn-глицеро-3-фосфохолина (POPC) на активность секФлА2-IIA. Хлор- и бромгидрины РОРС (РОРС-Сl и РОРС-Br соответственно) в отличие от РОРС не гидролизовались секФлА2-IIA. Кроме того, фосфолипиды, являющиеся субстратами секФлА2-IIA, не расщеплялись ферментом в присутствии РОРС-Сl и РОРС-Br. В отличие от окисленных фософлипидов, которые стимулируют активность секФлА2-IIA, галогенгидрины РОРС ингибировали как очищенную секФлА2-IIA, так и секФлА2-IIA в сыворотке крови пациентов. Результаты работы позволяют говорить о галогенированных фосфолипидах, образующихся in vivo в МПО-зависимых реакциях, как о новом классе биологически активных веществ, потенциально способных регулировать активность секФлА2-IIA в очагах воспаления, а значит, являющихся важными модуляторами воспалительного ответа.

Показано, что альбумин cывоpотки кpови человека, пpедваpительно модифициpованный HOCl или HOBr (ЧСА-Cl/Br), индуцирует дегрануляцию азурофильных (выход МПО) и специфических (выход лактоферрина) гранул, активацию НАДФН-оксидазы (продукция Н2О2 и супероксид анион-радикала), изменение формы нейтрофилов и усиливает люминол-зависимую хемилюминесценцию нейтрофилов в ответ на добавление активатора – фоpбол-12-миpиcтат-13-ацетата. Кроме того, действие ЧСА-Cl/Br на нейтрофилы сопровождается реорганизацией актинового цитоскелета. ЧСА-Cl/Br-индуцированная активация нейтрофилов (продукция Н2О2 и экзоцитоз МПО) ингибировались в присутствии анти-CD18, антитела к бета-субъединице интегрина бета-2, а также в присутствии генестеина, ингибитора тирозинкиназ, и ворталамина, ингибитора фосфатидилинозитол-3-киназы (PI3K). Таким образом, модифицированный в МПО-зависимых реакциях ЧСА, интегрин-зависимым образом через активацию тирозинкиназ, PI3K и реорганизацию цитоскелета стимулирует эффекторные функции нейтрофилов, действуя по принципу положительной обратной связи и выступая в качестве медиатора воспаления.

При взаимодействии нейтрофилов с липопротеинами низкой плотности крови человека (ЛНП), модифицированными HOCl или HOBr, достоверно повышался выход МПО – маркера азурофильных гранул, что выявлялось по увеличению вне клетки концентрации и активности этого фермента, но при этом мало изменялось содержание внеклеточного лактоферрина – маркера специфических гранул. Полученные результаты свидетельствуют о том, что обнаруживаемые в очагах воспаления ЛНП, модифицированные в условиях окислительного/галогенирующего стресса, выполняют роль регулятора селективного экзоцитоза МПО.

Обнаpужена доcтовеpная положительная коppеляция между активноcтью МПО в плазме кpови детей c тяжелыми ожогами и cтепенью уcиления люминол-завиcимой xемилюминеcценции нейтpофилов, выделенныx из кpови здоpовыx доноpов и активиpованныx фоpбол-12-миpиcтат-13-ацетатом в пpиcутcтвии альбуминовой фpакции, полученной из cоответcтвующего обpазца плазмы больныx c ожогами. Полученные pезультаты подтвеpждают гипотезу, cоглаcно котоpой белки, модифициpованные пpи учаcтии МПО в уcловияx pазвития окиcлительного/галогениpующего cтpеccа, cтимулиpуют нейтpофилы, что пpиводит к экзоцитозу МПО, ключевому звену галогениpующего cтpеccа, и замыканию «поpочного кpуга» активации нейтpофилов в очаге воcпаления.

Показано, что в плазме крови больных сахарным диабета 2 типа без сосудистых осложнений и с ишемической болезнью сердца достоверно повышена концентрация и активность фермента миелопероксидазы – маркера азурофильных гранул нейтрофилов. В то же время концентрация в плазме этих же больных лактоферрина – маркера специфических гранул – достоверно не отличается от контрольной группы здоровых доноров. В экспериментах in vitro установлено, что альбумин сыворотки человека, модифицированный HOCl, образование которой катализирует миелопероксидаза, вызывает селективную дегрануляцию азурофильных гранул нейтрофилов, что характеризуется повышением концентрации и активности миелопероксидазы вне клетки. Полученные результаты дают основание предположить, что обнаруживаемый в очагах воспаления белок, модифицированный HOCl, выполняет роль стимулятора селективного экзоцитоза миелопероксидазы, усиливая бактерицидную функцию нейтрофилов по принципу положительной обратной связи или же замыкая «порочный круг» цитотоксического эффекта со стороны окислителей, образующихся в МПО-зависимых реакциях.

Модуляция функций клеток крови при связывании миелопероксидазы с их плазматической мембраной в условиях развития окислительного/галогенирующего стресса и воспаления
Было исследовано влияние МПО на структурно-функциональные свойства тромбоцитов крови человека. C применением конфокальной лазерной микроскопии показано углевод-независимое связывание МПО с клеточной мембраной тромбоцитов. Установлено, что МПО потенцирует АДФ- и тромбин-индуцированную агрегацию тромбоцитов, что сопряжено с деполимеризацией примембранного F-актина и увеличением концентрации свободных ионов внутриклеточного Са2+ в результате депо-зависимого входа ионов Са2+ в цитозоль тромбоцитов. Полученные результаты свидетельствуют о том, что МПО является провоспалительным фактором риска, повышающим тромбообразование при воспалении и ассоциированных с ним патологиях.

Показано, что МПО, связываясь с поверхностью эритроцитов, влияет на стабильность плазматической мембраны, уменьшая устойчивость клеток к кислотному и осмотическому гемолизу. Усиление гемолиза в присутствии МПО не связано с проявлением ее ферментативной активности, а обусловлено непосредственным связыванием фермента с компонентами плазматической мембраны. С использованием нейраминидазы и различных углеводов выявлен вклад углевод-опосредованных электростатических взаимодействий в МПО-зависимое изменение структурных свойств эритроцитов. Установлено, что описанный эффект МПО обусловлен ее связыванием с гликозилированными компонентами плазматической мембраны.

Контактная информация

Рабочий тел., факс: +7 (499) 246-44-90;
е-mail: o-panas@mail.ru

Список публикаций (избранные)

 

  1. Gorudko I.V., Sokolov A.V., Shamova E.V., Grigorieva D.V., Mironova E.V., Kudryavtsev I.V., Gusev S.A., Gusev A.A., Chekanov A.V., Vasilyev V.B., Cherenkevich S.N., Panasenko O.M., Timoshenko A.V. Binding of human myeloperoxidase to red blood cells: Molecular targets and biophysical consequences at the plasma membrane level. Arch. Biochem. Biophys. 2016. V. 591. P. 87-97.

  2. Григорьева Д.В., Горудко И.В., Соколов А.В., Костевич В.А., Васильев В.Б., Черенкевич С.Н., Панасенко О.М. Миелопероксидаза стимулирует дегрануляцию нейтрофилов. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2016. Т. 161. №4. С. 483-488.

  3. Григорьева Д.В., Горудко И.В., Костевич В.А., Соколов А.В., Буко И.В., Васильев В.Б., Полонецкий Л.З., Панасенко О.М., Черенкевич С.Н. Активность миелопероксидазы в плазме крови как критерий эффективности лечения пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Биомедицинская химия. 2016. Т. 62. Вып. 3. С. 318-324.

  4. Панасенко О.М., Михальчик Е.В., Горудко И.В., Григорьева Д.В., Соколов А.В., Костевич В.А., Васильев В.Б., Черенкевич С.Н. Влияние антиоксидантов и скавенджеров гипогалоидных кислот на активацию нейтрофилов липопротеинами низкой плотности, модифицированными гипохлоритом. Биофизика. 2016. Т. 61 (3). С. 500-509.

  5. Sokolov A.V., Kostevich V.A., Kozlov S.O., Donskyi I.S., Vlasova I.I., Rudenko A.O., Zakharova E.T., Vasilyev V.B., Panasenko O.M. Kinetic method for assaying the halogenating activity of myeloperoxidase based on reaction of celestine blue B with taurine halogenamines. Free Radic. Res. 2015. V. 49. P. 777-789.

  6. Sokolov A.V., Kostevich V.A., Zakharova E.T., Samygina V.R., Panasenko O.M., Vasilyev V.B. Interaction of ceruloplasmin with eosinophil peroxidase as compared to its interplay with myeloperoxidase: Reciprocal effect on enzymatic properties. Free Radic Res. 2015. V. 49. P. 800-811.

  7. Григорьева Д.В., Горудко И.В., Соколов А.В., Шамова Е.В., Васильев В.Б., Панасенко О.М., Черенкевич С.Н. Регуляция миелопероксидазой Са2+-сигнализации в нейтрофилах. Доклады НАН Беларуси. 2014. Т. 58. № 4. С. 55-60.

  8. Мельниченко А.А., Аксенов Д.В., Панасенко О.М., Ярославов А.А., Собенин И.А. Модуляция ассоциации липопротеидов низкой плотности с помощью плюроников. Атеросклероз и дислипидемии. 2014. №3(16). С. 39-46.

  9. Sokolov A.V., Kostevich V.A., Runova O.L., Gorudko I.V., Vasilyev V.B., Cherenkevich S.N., Panasenko O.M. Proatherogenic modification of LDL by surface-bound myeloperoxidase. Chem. Phys. Lipids. 2014. V. 180. P. 72-80.
  10. Gorudko I.V., Grigorieva D.V., Shamova E.V., Kostevich V.A., Sokolov A.V., Mikhalchik E.V., Cherenkevich S.N., Arnhold J., Panasenko O.M. Hypohalous acid-modified human serum albumin induces neutrophil NADPH oxidase activation, degranulation, and shape change. Free Radic. Biol. Med. 2014. V. 68. P. 326-334.
  11. Мельниченко А.А., Аксенов Д.В., Панасенко О.М., Ярославов А.А., Собенин И.А., Орехов А.Н. Плюроники подавляют ассоциацию липопротеидов низкой плотности, инициирующую атерогенез. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2013. Т. 156. №11. С. 574-577.

  12. Панасенко О.М., Горудко И.В., Соколов А.В. Хлорноватистая кислота как предшественник свободных радикалов в живых системах. Успехи биологической химии. 2013. Т. 53. С. 195-244.
  13. Gorudko I.V., Sokolov A.V., Shamova E.V., Grudinina N.A., Drozd E.S., Shishlo L.M., Grigorieva D.V., Bushuk S.B., Bushuk B.A., Chizhik S.A., Cherenkevich S.N., Vasilyev V.B., Panasenko O.M. Myeloperoxidase modulates human platelet aggregation via actin cytoskeleton reorganization and store-operated calcium entry. Biology Open. 2013. V. 2. P. 916-923.
  14. Григорьева Д.В., Горудко И.В., Соколов А.В., Космачевская О.В., Топунов А.Ф., Буко И.В., Константинова Е.Э., Черенкевич С.Н., Панасенко О.М. Определение пероксидазной активности гемоглобина в плазме крови. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2013. Т. 155. №1. С. 129-132.
  15. Korotaeva A., Samoilova E., Pavlunina T., Panasenko O.M. Halogenated phospholipids regulate secretory phospholipase A2 group IIA activity. Chem. Phys. Lipids. 2013. V. 167-168. P. 51-56.
  16. Михальчик Е.В., Смолина Н.В., Астамирова Т.С., Горудко И.В., Григорьева Д.В., Иванов В.А., Соколов А.В., Костевич В.А., Черенкевич С.Н., Панасенко О.М. Альбумин сыворотки крови, модифицированный в условиях окислительного/галогенирующего стресса, усиливает люминол-зависимую хемилюминесценцию нейтрофилов человека. Биофизика. 2013. Т. 58. №4. С. 681-689.
  17. Горудко И.В., Шамова Е.В., Шишло Л.М., Мухортова А.В., Прохорова В.И., Панасенко О.М., Гусев С.А., Черенкевич С.Н. Глутатион-зависимая регуляция агрегации тромбоцитов с нейтрофилами и с опухолевыми клетками. Биофизика. 2012. Т. 57 С. 93-98.
  18. Sokolov A.V., Solovyov K.V., Kostevich V.A., Chekanov A.V., Pulina M.O., Zakharova E.T., Shavlovski M.M., Panasenko O.M., Vasilyev V.B. Protection of ceruloplasmin by lactoferrin against hydroxyl radicals is pH dependent. Biochem. Cell Biol. 2012. V. 90. P. 397–404.
  19. Горудко И.В., Костевич В.А., Соколов А.В., Шамова Е.В., Буко И.В., Константинова Е.Э., Васильев В.Б., Черенкевич С.Н., Панасенко О.М. Функциональная активность нейтрофилов при сахарном диабете и ишемической болезни сердца: роль миелопероксидазы в развитии окислительного стресса. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2012. Т. 154. №7. С. 28-32.
  20. Горудко И.В., Костевич В.А., Соколов А.В., Буко И.В., Константинова Е.Э., Цапаева Н.Л., Миронова Е.В., Захарова Е.Т., Васильев В.Б., Черенкевич С.Н., Панасенко О.М. Повышенная активность миелопероксидазы – фактор риска ишемической болезни сердца у больных сахарным диабетом. Биомедицинская химия. 2012. Т. 58. №4. С. 475-484.
  21. Melnichenko A.A., Aksenov D.V., Myasoedova V.A., Panasenko O.M., Yaroslavov A.A., Sobenin I.A., Bobryshev Y.V., Orekhov A.N. Pluronic block copolymers inhibit low density lipoprotein self-association. Lipids. 2012. V. 47. P. 995-1000.
  22. Григорьева Д.В., Горудко И.В., Соколов А.В., Шамова Е.В., Васильев В.Б., Панасенко О.М., Черенкевич С.Н. Механизмы действия миелопероксидазы на гемолиз эритроцитов. Доклады Национальной академии наук Беларуси. 2012. Т. 56. №6. С. 47-50.
  23. Sokolov A.V., Chekanov A.V., Kostevich V.A., Aksenov D.V., Vasilyev V.B., Panasenko O.M. Revealing binding sites for myeloperoxidase on the surface of human low density lipoproteins. Chem. Phys. Lipids. 2011. V. 164. P. 49–53.
  24. Баранова О.А., Чеканов А.В., Карнеев А.Н., Миронова О.П., Мячин И.В., Панасенко О.М., Соловьева Э.Ю., Федин А.И. Поиск новых маркеров окислительного стресса при ишемии мозга для оптимизации терапевтических подходов. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011. Т. 111. № 12. С. 25-31.
  25. Панасенко О.М., Сергиенко В.И. Галогенирующий стресс и его биомаркеры. Вестник Российской АМН. 2010. №1. С. 27-39.
  26. Sokolov A.V., Ageeva K.V., Cherkalina O.S., Pulina M.O., Zakharova E.T., Prozorovskii V.N., Aksenov D.V., Vasilyev V.B., Panasenko O.M. Identification and properties of complexes formed by myeloperoxidase with lipoproteins and ceruloplasmin. Chem. Phys. Lipids. 2010. V. 163. P. 347–355.
  27. Горудко И.В., Вахрушева Т.В., Мухортова А.В., Черенкевич С.Н., Тимошенко А.В., Сергиенко В.И., Панасенко О.М. Праймирующее влияние галогенированных фосфолипидов на функциональные ответы нейтрофилов человека. Биол. мембраны. 2010. Т. 27. С. 314-324.
  28. Панасенко О.М., Горудко И.В., Ковалева А.М., Гусев С.А., Сергиенко В.И., Матишов Д.Г. Продукция и реакционные свойства активных форм галогенов в механизмах канцерогенеза. Вестник Южного научного центра РАН. 2010. Т. 6. №3. С. 73-90.
  29. Горудко И.В., Черкалина О.С., Соколов А.В., Пулина М.О., Захарова Е.Т., Васильев В.Б., Черенкевич С.Н., Панасенко О.М. Новые подходы к определению концентрации и пероксидазной активности миелопероксидазы в плазме крови человека. Биоорг. химия. 2009. Т. 35. С. 629-639.
  30. Панасенко О.М., Чеканов А.В., Власова И.И., Соколов А.В., Агеева К.В., Пулина М.О., Черкалина О.С., Васильев В.Б. Влияние церулоплазмина и лактоферрина на хлорирующую активность лейкоцитарной миелопероксидазы. Изучение методом хемилюминесценции. Биофизика. 2008. Т. 53. № 4. С. 573-581.
  31. Sokolov A.V., Ageeva K.V., Pulina M.O., Cherkalina O.S., Samygina V.R., Vlasova I.I., Panasenko O.M., Zakharova E.T., Vasilyev V.B. Ceruloplasmin and myeloperoxidase in complex affect the enzymatic properties of each other. Free Rad. Res. 2008. V. 42. P. 989-998.
  32. Панасенко О.М., Мельниченко А.А., Аксенов Д.В., Тертов В.В., Каплун В.В., Собенин И.А., Орехов А.Н. Агрегация ЛПНП, индуцированная окислением, приводит к увеличению их захвата гладкомышечными клетками аорты человека. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2007. Т. 143. № 2. С. 159-162.
  33. Чеканов А.В., Осипов А.Н., Владимиров Ю.А., Сергиенко В.И., Панасенко О.М. Сравнительное исследование взаимодействия бромноватистой и хлорноватистой кислот с трет-бутилгидропероксидом методом спиновых ловушек. Биофизика. 2007. Т. 52. № 1. С. 5-13.
  34. Панасенко О.М., Вахрушева Т.В., Власова И.И., Чеканов А.В., Баранов Ю.В., Сергиенко В.И. Роль опосредованной миелопероксидазой модификации липопротеинов крови человека в развитии атеросклероза. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2007. Приложение 2. С. 57-60.
  35. Ланкин В.З., Тихазе А.К., Капелько В.И., Шепелькова Г.С., Шумаев К.Б., Панасенко О.М., Коновалова Г.Г., Беленков Ю.Н. Механизмы окислительной модификации липопротеидов низкой плотности при окислительном и карбонильном стрессе. Биохимия. 2007. Т. 72. С. 1330-1341.
  36. Panasenko O.M., Vakhrusheva T., Tretyakov V., Spalteholz H., Arnhold J. Influence of chloride on modification of unsaturated phosphatidylcholines by the myeloperoxidase/hydrogen peroxide/bromide system. Chem. Phys. Lipids. 2007. V. 149. P. 40–51.
  37. Панасенко О.М., Тертов В.В., Мельниченко А.А., Аксенов Д.В., Собенин И.А., Каплун В.В., Супрун И.В., Орехов А.Н. Связь размера дегликозилированных различными ферментами апо-В-содержащих липопротеинов с их атерогенным потенциалом. Биол. Мембраны. 2006. Т. 23. №. 3. С. 225-234.
  38. Spalteholz H., Panasenko O.M., Arnhold J. Formation of reactive halide species by myeloperoxidase and eosinophil peroxidase. Arch. Biochem. Biophys. 2006. V. 445. P. 225-234.
  39. Vakhrusheva T., Panasenko O. Chondroitin 6-sulfate and dextran sulfate promote hypochlorite-induced peroxidation of phosphatidylcholine liposomes. Chem. Phys. Lipids. 2006. V. 140. P. 18-27.
  40. Панасенко О.М., Шпальтехольц Г., Шиллер Ю., Арнхольд Ю. Опосредованное лейкоцитарной миелопероксидазой образование бромгидринов и лизофосфолипидов из ненасыщенных фосфатидилхолинов. Биохимия. 2006. Т. 71. С. 707-718.
  41. Власова И.И., Арнхольд Ю., Осипов А.Н., Панасенко О.М. рН-Зависимая регуляция активности миелопероксидазы. Биохимия. 2006. Т. 71. С. 825 – 837.
  42. Чеканов А.В., Осипов А.Н., Владимиров Ю.А., Сергиенко В.И., Панасенко О.М. Взаимодействие гипобромита с трет-бутилгидропероксидом. Роль в пероксидации фосфолипидных липосом. Биол. мембраны. 2006. Т. 23. С. 426-432.
  43. Чеканов А.В., Панасенко О.М., Осипов А.Н., Матвеева Н.С, Казаринов К.Д., Владимиров Ю.А., Сергиенко В.И. Взаимодействие гипохлорита с гидропероксидом жирной кислоты приводит к образованию свободных радикалов. Биофизика. 2005. Т. 50. №1. С. 13-19.
  44. Добрецов Г.Е., Гуларян С.К., Панасенко О.М., Орехов А.Н., Исакова С.И. Липопротеины низкой плотности с различной способностью к агрегации. Биофизика. 2005. Т. 50. №2. С. 277-280.
  45. Мельниченко А.А., Тертов В.В., Иванова О.А., Аксенов Д.В., Собенин И.А., Попов Е.В., Каплун В.В., Супрун И.В., Панасенко О.М., Орехов А.Н. Десиалирование снижает устойчивость апо-В-содержащих липопротеидов к ассоциации, повышая их атерогенный потенциал. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2005. Т. 140. № 7. С. 60-64.
  46. Панасенко О.М., Чеканов А.В., Арнхольд Ю., Сергиенко В.И., Осипов А.Н., Владимиров Ю.А. Образование свободных радикалов при распаде гидропероксида в присутствии миелопероксидазы или активированных нейтрофилов. Биохимия. 2005. Т. 70. №9. С. 1209-1217.
  47. Аксенов Д.В., Мельниченко А.А., Супрун И.В., Янушевская Е.В., Власик Т.Н., Собенин И.А., Панасенко О.М., Орехов А.Н. Гидролиз фосфолипидов фосфолипазами А2 и С нарушает конформацию аполипопротеина В-100 на поверхности липопротеидов низкой плотности, снижая их устойчивость к ассоциации. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2005. Т. 140. № 10. С. 418-422.
  48. Панасенко О.М., Аксенов Д.В., Мельниченко А.А., Супрун И.В., Янушевская Е.В., Власик Т.Н., Собенин И.А., Орехов А.Н. Протеолиз апопротеида В-100 нарушает его топографию на поверхности ЛПНП, снижая их устойчивость к ассоциации. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2005. Т. 140. № 11. С. 530-534.
  49. Вахрушева Т.В., Панасенко О.М., Мельниченко А.А., Орехов А.Н. Сравнительное исследование липидной фазы в нативных и циркулирующих множественно модифицированных липопротеинах низкой плотности крови человека методом спиновых зондов. Биофизика. 2005. Т. 50. С. 652-659.
  50. Spalteholz H., Wenske K., Panasenko O.M., Schiller J., Arnhold J. Evaluation of products upon the reaction of hypochlorous acid with unsaturated phosphatidylcholines. Chem. Phys. Lipids. 2004. V. 129. P. 85-96.
  51. Панасенко О.М., Шпальтехольц Г., Шиллер Ю., Арнхольд Ю. Опосредованная миелопероксидазой деструкция ненасыщенных фосфатидилхолинов в составе липосом. Биол. мембраны. 2004. Т. 21. С. 138-150.
  52. Супрун И.В., Мельниченко А.А., Янушевская Е.В., Власик Т.Н., Собенин И.А., Панасенко О.М., Орехов А.Н. Выявление антигенных различий апо-В нативных и циркулирующих модифицированных ЛПНП. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2004. Т. 138. № 7. С. 50-53.
  53. Панасенко О.М., Супрун И.В., Мельниченко А.А., Собенин И.А., Орехов А.Н. Циркулирующие модифицированные ЛПНП крови человека склонны к ассоциации в условиях пониженной ионной силы. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2004. Т. 138. № 9. С. 280-283.
  54. Супрун И.В., Мельниченко А.А., Собенин И.А., Панасенко О.М., Орехов А.Н. Сравнение устойчивости к ассоциации нативных и циркулирующих модифицированных ЛПНП крови человека. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2004. Т. 138. № 10. С. 428-431.
  55. Панасенко О.М., Мельниченко А.А., Аксенов Д.В., Вахрушева Т.В., Супрун И.В., Янушевская Е.В., Власик Т.Н., Собенин И.А., Орехов А.Н. Миелопероксидаза, модифицируя поверхность и снижая устойчивость к ассоциации липопротеинов низкой плотности крови человека, повышает их атерогенный потенциал. Биол. мембраны. 2004. Т. 21. С. 498-505.
  56. Сергиенко В.И., Панасенко О.М. Активные формы кислорода в патогенезе заболеваний. Технологии живых систем. 2004. Т. 1. №2. С. 37-46.
  57. Panasenko O.M., Spalteholz H., Schiller J., Arnhold J. Myeloperoxidase-induced formation of chlorohydrins and lysophospholipids from unsaturated phosphatidylcholines. Free Radic. Biol. Med. 2003. V. 34. P. 553-562.
  58. Супрун И.В., Добрецов Г.Е., Гуларян С.К., Вахрушева Т.В., Янушевская Е.В., Власик Т.Н., Орехова А.А., Семенова В.В., Собенин И.А., Панасенко О.М., Орехов А.Н. Особенности структуры поверхностного слоя циркулирующих множественно модифицированных липопротеинов низкой плотности. Биол. мембраны. 2003. Т. 20. С. 497-503.
  59. Панасенко О.М., Осипов А.Н., Чеканов А.В., Арнхольд Ю., Сергиенко В.И. При взаимодействии гипохлорита с трет-бутил гидропероксидом образуется пероксильный радикал. Биохимия. 2002. Т. 67. С. 1061-1070.
  60. Панасенко О.М., Осипов А.Н., Шиллер Ю., Арнхольд Ю. Взаимодействие экзогенного гипохлорита и гипохлорита, продуцируемого в системе МПО+Н2О2+Сl¯ с ненасыщенным фосфатидилхолином. Биохимия. 2002. Т. 67. С. 1071-1084.
  61. Osipov A.N., Panasenko O.M., Chekanov A.V., Arnhold J. Interaction of tert-butyl hydroperoxide with hypochlorous acid. A spin trapping and chemiluminescence study. Free Rad. Res. 2002. V. 36. P. 749-754.
  62. Панасенко О.М., Арнхольд Ю., Сергиенко В.И. Повреждение липидов мембран гипохлоритом. Биол. мембраны. 2002. Т. 19. С. 403-434.
  63. Arnhold J., Osipov A.N., Spalteholz H., Panasenko O.M., Schiller J. Formation of lyso-phospholipids from unsaturated phosphatidylcholines under the influence of hypochlorous acid. Biochim. Biophys. Acta. 2002. V. 1572. P. 91-100.
  64. Чеканов А.В., Панасенко О.М., Осипов А.Н., Арнхольд Ю., Казаринов К.Д., Владимиров Ю.А., Сергиенко В.И. Взаимодействие трет-бутилгидропероксида с гипохлоритом приводит к образованию перекисных радикалов. Исследование методом хемилюминесценции. Биофизика. 2002. Т. 47. № 5. С. 787-794.
  65. Панасенко О.М., Сергиенко В.И. Гипохлрорит, окислительная модификация липопротеинов крови и атеросклероз. Бюл. эксперим. биологии и медицины. 2001. Т. 131. № 5. С. 484-494.
  66. Arnhold J., Osipov A.N., Spalteholz H., Panasenko O.M., Schiller J. Effects of hypochlorous acid on unsaturated phosphatidylcholines. Free Radic. Biol. Med. 2001. V. 31. P. 1111-1119.
  67. Panasenko O.M., Sharov V.S., Briviba K., Sies H. Interaction of peroxinitrite with carotenoids in human low density lipoproteins. Arch. Biochem. and Biophys. 2000. V. 373. P. 302-305.
  68. Spickett C.M., Jerlich A., Panasenko O.M., Arnhold J., Pitt A.R., Stelmaszynska T., Schaur R.J. The reaction of hypochlorous acid, the reactive oxygen species produced by myeloperoxidase, with lipids. Acta Biochimica Polonica. 2000. V. 47. P. 889-899.